Главная



 







Не стой под стрелой

Автор: Матвей Тукалевский     Категория: проза
Не стой под стрелой
На фото один из представителей семейства Тарасовых - Сергей Тарасов. Наши дни.
(Посвящается вуктыльским Ветеранам Всесоюзной ударной стройки)


Христос!.. Где ты, Христос, сияющий лучами
Бессмертной истины, свободы и любви?..
Взгляни,- твой храм опять поруган торгашами,
И меч, что ты принес, запятнан весь руками,
Повинными в страдальческой крови!..

Взгляни, кто учит мир тому, чему когда-то
И ты учил его под тяжестью креста!
Как ярко их клеймо порока и разврата,
Какие лживые за страждущего брата,
Какие гнойные открылися уста!..

О, если б только зло!.. Но рваться всей душою
Рассеять это зло, трудиться для людей,-
И горько сознавать, что об руку с тобою
Кричит об истине, ломаясь пред толпою,
Прикрытый маскою, продажный фарисей!..
(Семён Яковлевич Надсон. Ноябрь 1881)




       …Это было замечательное время нашей добровольческой молодости.
       Когда мы все с гордостью осознали, что являемся участниками Великой Всесоюзной стройки.

        Когда наш Вуктыл гремел в первых строках радио и теле новостей.

        Когда мы все, в том числе и большие начальники жили в простых вагончиках. И все были дружны. И все были в одинаковых условиях.

         Когда мы своим родным в разные концы огромной нашей Родины – Советского Союза посылали восторженные рассказы о природе Крайнего Севера, о гордой мощной и спокойной реке Печоре, где с пары продольников можно было за час натаскать хорошую уху из хариусов.

         Когда в ответ на наши письма, наши друзья и родные из разных уголков нашей страны пополняли собой 10-ти тысячную армию строителей Вуктыльского месторождения.

         Когда всё было первое у нас: первая улица, первая демонстрация, первый аэропорт, первый капитальный панельный дом.

         И новосёлы, которые вселяясь в первый 5-ти этажный дом, были счастливы!

         Хоть это и была обыкновенная «хрущевка», в которую, после предательского убийства Советского Союза и Советской власти, власть воров; олигархов и чиновников, затолкала ту часть народа, которая не умела воровать и жила своим честным трудом.

Так и живут в одряхлевших «хрущевках» ныне эти труженики, которые не успели получить от щедрой и заботливой к труженикам Советской власти бесплатную квартиру в новой серии домов…

            …Это было то пионерское время, которое ныне ветераны вспоминают со слезами на глазах, а их правнуки слушают и никак не могут поверить, что квартиры прежняя народная власть раздавала БЕС-ПЛАТ-НО.

            Что за учёбу в институте не надо было платить бешеных денег, наоборот, Советская власть платила заочникам за время учёбы средний заработок…

            Это для них звучит как сказка…



             …На Вуктыл нескончаемым потоком длинной северной зимой шли автомашины, которые везли с Большой Земли на стройку всё; продукты, промтовары, части панельных домов, оборудование скважин, детали газовых станций, трубы и прочее.

              Потоком шли и новые вагончики, которые уже ожидали вуктыльские семьи, разрастающиеся как на дрожжах. В каждой молодой вуктыльской семье появлялись детишки, потому что страна наша тогда, как и в любой год Советской власти прирастала населением.

              Без всяких денежных подачек от кремлёвских правителей. Прирастала уверенно и спокойно.

              Даже в горькие дни Великой Отечественной войны!

        А ныне, несмотря на «подачки с барского стола», ВЫМИРАЕТ…



         …Строительные вагончики привозили и по зимнику, и по воздуху.

         Огромные мощные вертолёты МИ-6 на подвеске доставляли вагончики быстро и в целостности.
 
         Но небо, есть небо и там случались всякие неполадки. Поэтому, когда тяжелейший груз начинал раскачивать вертолёт и эта болтанка грозила катастрофой, лётчики аварийно снижались и бросали опасный груз, где пришлось.

         Поэтому на подлёте к Вуктылу иногда стояли такие брошенные вагончики, не довезённые до пункта назначения.

         За такими «потеряшками» охотились.

         Молодые семьи, которые с нетерпением ожидали расширения своей жилплощади.

        Руководители подразделений, которым эти вагончики нужны были для размещения своих разрастающихся штатов.

        Наиболее предприимчивые отцы семейств, которым хотелось приблизить новоселье.

        Руководство стройки не только сквозь пальцы смотрело на такое самоуправство, но и поощряло такие инициативы, не имея возможности оторвать от основной работы технику и кадры для этой работы. Ведь самоуправцы проделывали эту «спасательную операцию» за счёт не рабочего, а своего времени…


    …К этому времени, меня руководство АТК «Главкомигазнефтестроя» выдвинуло на должность инженера по безопасности движения. Я с интересом взялся за новую работу и стал создавать эту службу, что называется "с первого колышка".

          С этим я неоднократно обращался к начальнику Петру Васильевичу Чебереву, крупному кряжистому мужчине, с красивым выразительным лицом, с мужественным баском, улыбчивому и приветливому по натуре.

          Однажды, когда я в очередной раз атаковал его своими просьбами, жалуясь на то, что негде проводить работу с водителями приём от них периодических зачётов, он мне неожиданно сказал:

       - Матвей Игоревич! Тебя вагончик устроит?

       Я воспрянул надеждой:

       - Конечно, Петро Васильевич!

       Чеберев, как бы рассуждая вслух, сказал:

        - Если поставить тебя на очередь, сам понимаешь, ты его получишь не скоро… Вон людям жить негде! Теснятся по две семьи с ребёнком в половинке бугульминского(1). Да и начальники СМУ не могут конторских своих разместить, у них бухгалтера работают по домам…

      И закончил, как бы подытожив:

       Знаешь, Матвей! Самое реальное для тебя - привезти под кабинет ПДД  «потеряшку»!

       Ты найди такой вагончик и организуй с ребятами его привоз в автобазу! Вот и вся недолга!

               Я, воспрянув надеждой, загорелся:
    
       - Так где же я его найду?! «Потеряшек» быстро подбирают желающие.

       - Так ты прояви шофёрскую смекалку! Вон, своих дружинников, водителей, озадачь. Водители, они народ сметливый, всюду поспевают и всё подмечают! А как где присмотрите, я, так и быть, тебе выпрошу трелёвочник у соседа Головацкого, на базе УПТК, да пару слесарей в помощь подкину на спасательную операцию…


         …Действительно, у нас сразу была создана дружина ГАИ из активистов автобазы. И я, производя выборочную проверку утром на выезде на линию, обратился к своим активистам с призывом о помощи.

          Эти увальни в унтах и полушубках, обнадёжили меня:

          - Да найдём мы тебе, Игоревич, «потерашку»! Не мечи икру – найдём!...


    …Действительно, как-то вечером после рейса, ко мне ввалился один водитель:

           - Ну, Матвей Игоревич – с тебя могарыч! Нашли мы для тебя «потеряшку». И недалеко. Новенький бугульминский. Пойдёт?!

          Я оббежал с вечера пару КРАЗистов. У них были КРАЗы с лебёдкой. Я сговорился с ними.

          Утром, набрав на складе тяжеленные бухты тросов и закинув их краном в кузов, я зашёл к Чебереву.

          - Знаешь, Матвей Игоревич, звонил я Головацкому – он не сможет дать мне трелёвочник, сломался.

          И, видя, что я упал духом, ободрил:

          - Зато я тебе дам двоих водил в помощь! Братьев Тарасовых! Александра и Сергея!

           И, видя, что я расстроился, добавил ободряюще:

           Да эти мужики - каждый из них – трелёвочника стоит!

           И заключил:

         - Дерзай!...



           … Вагончик оказался метрах в пятидесяти от дорожной насыпи, ведущей к газовой скважине. Лежал он, скособочившись на один угол.

           И всё бы ничего, но оказалось, что этот угол погрузился в болото, которое с приходом морозов схватило этот угол посильнее бетона. Был бы обещанный трелёвочник, можно было бы этот угол из болота, ставшего монолитом, выковырять.

           Но наши два КРАЗА никак не могли вырвать примёрзший угол вагончика из ледового хваткого болота.

Лебёдки-то тянули исправно и тросы были надёжными. Но сорвать с места прикипевший вагончик не могли.

Как только  лебёдки начинали тянуть, то не забетонированный в болото вагончик начинал ползти к насыпи и ревевшим КРАЗам, а, наоборот, КРАЗы мягко подавались к вагончику.

            Зацепить КРАЗы было не за что – ближайшие деревья, за которые можно было закрепить автомашины, были метров триста от места работ.

          Правда, в 50-ти метров от автомашин была газовая скважина и у нас, оглядывающих поле боя в поисках за что бы зацепиться, если и появлялась мысль использовать ограду скважины, как точку опоры, то, слава Богу, мы представляли себе, как это опасно. 

         Каждому из нас уже доводилось видеть это свирепое зрелище, горящую скважину. Бешеный рев горящей скважины будил тайгу на сотню верст!...


        Часа через три нашей суеты на морозе за 35 градусов, барахтанье по пояс в слежавшемся снегу, а, точнее всего, упорная настырность братьев Тарасовых, изобретающих всё новые уловки в борьбе со льдом и морозом, которые, казалось, обретали новые силы от упрямства природы, не желающей отпускать облюбованный вагончик из плена болота, возымели своё действие.

          В очередной раз, натянутые струнами троса стронули вагончик с места. В нём что-то треснуло, явно вывернулась часть угла, вмороженного в болото и вагончик, медленно полез на насыпь.

          Мы прокричали воодушевлённо «ура» и на четвёртом часу работы вагончик выполз на дорожную насыпь. Оставалось только его погрузить краном на площадку КРАЗА и увезти. 


          Братья Тарасовы уже начали собирать инструмент, как вдруг кто-то из них вполголоса крикнул:
          - Ребята! Атаз! И кивнул на бетонку…


          Напротив нас на бетонке остановился УАЗик и из него выбрался некто, спешно направившийся к нам.

          Это был начальник одного из СМУ. Он подошёл и сказал напористо:
          - Вытащили?! Вот и хорошо! Грузите его на площадку и повезём ко мне в СМУ.
          Кто-то из Тарасовых прогудел, сматывая трос лебёдки:

          - А ху-ху не хохо?!
   
         Начальник СМУ вскинулся строго:

         - Что-что?! Вы что? Под суд хотите пойти? Вы же своровали, принадлежащий нам вагончик!...
      
         Завязалась перепалка…

         В основном, ругались мы с начальником СМУ, а ребята в это время безостановочно, как заведённые, продолжали работу; подгоняли автокран, цепляли стропы, устанавливали на площадке вагончик…

             Начальник СМУ сменил тон на просительный:

             - Ребята! Да я Вам всем оформлю наряды! Заработаете!

             Но ребята намёрзлись и им хотелось поскорее домой, в тепло и они безостановочно приближали этот миг…


             Тогда начальник, взъярился! Он бросился к крану, раскинув руки и заорал:

             Не дам грузиииить!

             К нему подошёл кто-то из братьев Тарасовых и спокойно отодвинул разбушевавшегося начальника в сторону рукой, держащей топор, которым он обтёсывал берёзовый клинышек, увещевательно прогудел:

             - Отойди… Убьёт…

             Начальник СМУ вызывающе заверещал:

             - Кто убьёт?! Ты что ли?!
 
             На что этот крепкий, тарасовской плоти мужик спокойно и миролюбиво прогудел простуженным басом:

             - При чём тут я?! Трос на автокране лопнет и убьёт! Сказано же: « Не стой под стрелой!»…


            
              …Прошло с тех достопамятных времён пять десятилетий. И я вспоминаю с гордостью и грустью те времена, когда мне довелось работать плечо в плечо с этими рыцарями северных трасс – водителями-дальнобойщиками Крайнего Севера.

             Когда мне выпало счастье находиться в среде этих незлобивых мужественных людей, надёжных и верных и в дружбе, и в любви. Которые меня научили азам северных законов, из которых христианское «Помоги ближнему» было основополагающим.


 
            …Идут года. Всё сильнее укрепляется это несправедливое правление денежного мешка и народного бесправия. Всё сильнее вокруг, как сказал поэт
«сумрак без просвета» и всё сильнее «жизнь и душит, и томит».


Но, несмотря на это я верю, что эта власть воров и тунеядцев, рухнет, так как её не поддерживают трудяги тарасовы по всей российской земле.

Она им чужда.

Они пока молчат. Извечно терпеливые они пока терпят.

 Но они горды и им разряд «второсортных людей», в который их определили денежные мешки, захватившие власть над Россией, претит.

И они рано или поздно восстанут, как восставали их предки во все века.

Как они восстали в 1917 году.

И горе тем, кто будет находиться «под стрелой» их лопнувшего терпения!

Да будет так! 


Я пишу эти строки в День защитников Отечества. Потому что настоящие защитники нашего Отечества, это не бандиты, на горе и страдании россиян нажившие баснословные состояния. Это не выродки, пошедшие к ним на службу и предавшие свой народ.

Настоящие защитники нашего Отечества это миллионы его тружеников!

Миллионы Тарасовых!

И именно их я поздравляю с праздником настоящих Мужчин!

Питер – Вуктыл 23.02.2021г.

Количество просмотров: 52
17.03.2021 21:54

 


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить...
 (Вводите цифирками)

 

 
 
© Клуб тёти Вали Сидоровой