Главная




 





  • Страница:
  • 1

Как я провела в Лопатино Муньдиаль
Facebook Twitter Delicious Digg FriendFeed Linkedin Reddit Stumbleupon MySpace Technorati Blogger Wordpress

Как я провела в Лопатино Муньдиаль 27.05.2018 15:42 #122717


Посмотрела я вчера по телевизру финальный матч по хокею между Швецией и Швейцарией и при задумалась. Вот наш Президент всё время говорит об том, что мы должны вести здоровый образ жизни. А ведь у нас в Лопатино есть все пред посылки для этого. Но все хер положили на спорт. Кроме одного случая, когда я проводила Вселопатинскую Олимпиаду. Здесь был отчёт об этом ярком в истории деревни событии:
И вот какая мысль пришла мне в мою голову — а почему бы не провесьти наш Лопатинский Чемпионат по футболу. Ну и что, что он пройдёт раньше, чем Чемпионат мира в России? Зато мы будем перво-открыватели. И может к нам потянуться туристы из всего мира и даже из Пензы.

Я позвонила нашему нашему Главе Администрации тов. Фырчуку Дмитрий Владимировичу, что б попросить денег на проведение первенства. Дмитрий Владимирович взял трубку и крикнул в неё: «На проводе». Я очень удивилась тому факту, что он висит на проводе, а разговаривает как будто живой, но виду не подала. Коротко и чётко изложила ему свою задумку. Через 4-етыре часа он меня тактичьно прервал словами «Иди нахер. Денег нет!» и положил трубку.
Но я не из тех баб, кто быстро здаёться. И хоть мне очень жалко было, но пришлось разбить свою копилку в виде кошки, но делать было не чего. Вот что делают слова Президента с неравнодушными и порядочными людьми! Растроилась я конечно же очень сильно, ведь это я на похороны копила. Что ж мне теперь вечьно что ли жить?! Но сильней меня растроился мой Кузенька. Каждую весну и даже иногда зимними вечерами он пристраивался с зади к этой гипсовой кошке и страсно любил её. А что? Она же не брыкалась задними ногами, не кусалась и не орала, что у неё голова болит.

Вот так мы и оплакивали с Кузенькой копилку аж до самого ужина. Потом помянули. Я самогоночькой, а ему налила из пузырька его любимой валерьянки. Он повеселел и отмяк. А после третей рюмки так разошолся, что подошёл к осколкам копилки и насал на них. А сам при этом ехидно улыбался.
Я подсчитала свои сбережения. Их оказалось очень много, аж больше 2-ух тысяч. А чему удивлятся то? Я ж хотела пышные похороны себе закатить. Вобще то я частичьно к ним уже давно подготовилась. В прошлом годе удачьно приобрела гроб. В газете «Кому как» из Нижнего Ломово нашла обьявление «Продам гроб б/у. В отличном состоянии». Я тут же позвонила, что б его зарезервировали за мной и поехала в Ломово за ним. Когда везла его обратно, то натерпелась много трудносьтей. Ведь даже по пенсионному удостоверению не смогла провезти его безплатно. Так и пришлось оплачивать этот чортов гроб как багаж. Зато в хозяйстве он оказался не заменим. Я в нём картошку храню в погребе.
Ну так вот.
Пересчитала я все деньги, написала список куда чего придёться потратить, разложила их по кучькам и выяснилось, что не хватает на банкет после Чемпионата. Я тут же написала обьявление о дбровольных пожэртвованиях и пошла клеить на памятник Владимира Ильичу Ленина.
Там на него с зади все лопатинцы клеили свои обьявления. Так как было заклеено очень много, почьти все ноги Вождя мирового пролетариата, то я схитрила — намазала клеем свой листок и тихонько на палке стала поднимать повыше. И разместила акурат над обьявлением Ленки Взашейкиной о продаже старого ливчика и двух поросят. Моё оказалось выше всех! Вдруг с зади я услышала голос нашего участкового Сидорина: «Ты что, здурела, старая курва? Хочешь по политической статье загреметь?» Я очень обидилась на «старую», но взяла себя в свои руки и спокойно ответила: «Да как ты смееш на меня орать? А тебе извесно, что я за нашего Ленина даже жизнь готова отдать?» Наверно я так зверски посмотрела своими глазами на него, что Сидорин пробурчал «Иш ты, на мою жизнь решила посягнуть» и ушол проч. Только отойдя на безопасное растояние, обернулся и крикнул: «А за то, что залепила зад Владимира Ильича, мало тебе не покажеться!» И вот тут я вдруг с ужасом поняла, что наделала! Я когда поднимала своё обьявление выше других, даже не обратила внимание, куда клею. А клеила то я оказываеться на мягкое место Ильича. То есть оно не совсем конечьно мягкое. Оно ж гипсовое, но так принято называть на литературном языке жопу. Обьявление надо перевесить. На моё счастье рядом проходил дед Воняй. «Слышь, Вовка, - крикнула я ему, - подсоби в важном политическом вопросе». Он как только услышал про политику, то сразу ж оживился: «Ежели стих сочинить про пиндосов, про укров, или прославить нашего любимого Путина, то я завсегда готов!» «Нет, - говорю, - тут дело большей государственной важности, чем твои сраные стишки. Речь идёт об том, что б исправить глумление над исторической личностью. Сечас ты залезешь и сдерёшь моё обьявление, чтоб перевесить его чють ниже. Можно даже перекрыть Ленкин ливчик и поросят».
Воняй с радостью засучил рукава майки, сильно наплевал на свои ладони и полез в верх. Как только он добрался до моего листка, то стало понятно, что руками его не содрать, потому что нельзя же отцепится от памятника одной рукой, что б другой сдирать. Поэтому он полез ещё выше. «Будем работать ногами», - радосно крикнул он от туда. Решение он принял верное, но не расчитал, что попадает в зону голубиного говна. Руки стали скользить и он опустился не по своей нужде чють ниже и стал безпомощьно дёргатся, крепко обхватив Ленина за грудь, а телом совершая непотребные движения, которые очень напоминали акт соития с вождём с заду.

Стал собиратся народ. Люди живо обсуждали эту Воняевскую мерзость: «Вроде пожилой человек, а голубой!», «Вырастили, блять, пидоров на свою жопу!», «Камнями эту падаль збить и все дела!»...
Я решила облегчить мучения Воняя и ткнула его снизу палкой. Он удачно приземлился. Обьявление сразу привлекло внимание жителей и все стали читать, не обращая внимания на политический казус. Вот что я в нём написала:
«Дорогие лопатинцы! Нам надо срочьно собрать команду из наших месных лопатинских футболистов и вызвать на соревнование «Красный болт» из Нижнего Ломова. Но для этого нужно собрать 8-осемь тысяч рублей новыми деньгами на банкет после матча, что б отметить нашу победу».

Все одобрительно зашумели. Продавщица нашего сельпо Ленка Утятникова збегала в магазин и принесла от туда пустую картонную коробку из под халвы, написала на ней «пожэртвования на мачт» и встала рядом с блокнотом, что б записывать фамилии сознательных граждан. С начала пошло всё хорошо. Кто рубль положит, кто аж 100. Но от куда ни возьмись появился Гришка Липицкий со своей чортовой гармошкой. И он с намёком на то, что мол ничего из моей затеи не получиться, стал сволочь играть похоронный марш. Нервы мои и так были расшатаны, а тут я прям взорвалась. Подскочила к нему, схватила его очьки и сорвала их с его носастой хари. Размахнулась, что б швырнуть их на землю. Но я совсем забыла, что Гришка носит свои очьки на резинке. Поэтому получилось вот что. Когда я подняла их над головой, что б бросить в низ, то по закону физики Гришкина морда сначала натянулась на резинке, а потом рванула тоже туда в верх, где была моя рука. Когда я осознала свою ошибку, то быстро оддёрнула руку. Но было поздно. Набрав ускорение в 12 джоулей, Липицкий вытянувшись в струнку улетел нахер в сторону Юго-Запада. Минут пять мы повздыхали, но дед Воняй всех успокоил: «Да куда он денеться-то? Чай не в Канаду ж улетит!» Мы все засмеялись удачной шутке, ведь что б долететь до Канады, надо пересечь Нижний Ломово, Москву и Пензу. А стартовая скорость резинки не такая уж большая.


Прод. сл.
Если кто-то не понял, то поясню: «Прод. сл.» - это так сечас принято по модному сокращать слова. Например не спокойьной ночи, а спок. но.
«Прод. сл.» - это не Продукты слиплись, а Продолжение следовает.





ПРОДОЛЖЕНИЕ

Срочьно собрав отряд из спасателей, мы все бабы и мужики по команде Фырчука выстроились в цэпь и двинулись прочёсывать близ лежащие окресности. Гришку мы нашли уже через пол часа. Ленка Утятникова протыкая острой палкой очередной стог сена услышала крик «Вы чё бля, суки, больно же!» Все очень обрадовались, но обнаружить тело Липицкого в огромном стоге было почьти не реально. Спасибо деду Воняю (вот что значит большой жизненный опыт!). Он предложил запалить стог. «Тогда Гришка сам выскочит как миленький и не надо будет ворошыть весь стог!», - радосно сообщил нам он.
Что б лучьше горело, Воняй збегал к своему брательнику Женьке и выпросил у него канистру бензина. Полыхнуло очень хорошо. Бабы перекрестились, мужики сняли шапки. Через 5-ять минут из стога степенно вышел живёханький Гришка. Слава Богу, обгорел не сильно. Воняй прикурил папиросу от Гришкиной дымящейся головы, поднял в верх свой палец и сказал: «Что б вы делали без моей смекалки!»
Народ захлопал в ладоши, а Ленка Взашейкина тут же на поле организовала стихийьный митинг. «Товарищи, - крикнула она так громко, что даже кукушка замолчала, - сегодня все мы стали свидетелями того, что наш дед Воняй проявил себя не очень глупым человеком, хотя и дурак по жизни. Предлагаю на время проведения чемпионата не бить ему окошки».
Воняй сильно покраснел от смущенья и от него стал изходить ещё сильнее вонючий запах.
Все сразу ж от него отошли в стороны, а наш начитанный библиотекрь Женька Старохеров важно обьяснил это необычьное явление: «Эмоциональный гипергидроз наблюдается у людей, которые страдают от обильного потоотделения в периоды сильных эмоций — как положительных, так и отрицательных. Чаще всего это касается людей эмоциональных и легко возбуждающихся. А как мы все знаем, наш Воняй тот ещё возбуждающийся мудак».
Все одобрительно закивали своими головами в знак согласия. Потом мы бросились збивать с Гришки огонь, потому что он опять разгорелся.
Через час мы все пошли обратно, что б продолжить збор денег на банкет после матча. А так же надо было набрать команду футболистов. Аж целых 11-инадцать человек.

С вратарём и нападающим сомнений не было, а вот с остальными игроками вопрос оставался приоткрытый.
Центральным нападающим попросился Гришка. Вот он как обьяснил своё желание: «Товарищи, я ж очень сильно болею за свою ЦСКА, а у них там играет мой кумир Муса. И уж коль так случилось, что я от пожара стал чорный, то пусть я буду Мусой. Тем более, у меня и майька есть с его именем на спине».
Нащёт вратаря тоже всё было ясно с самого начала. Это Ленка Взашейкина. Рекомендацыю ей дал аж сам Глава Администрации тов. Фырчук: «Знаю я эту стервь. Уж если в кого вцэпится, то хер отпустит! Все мозги вытрахает!»
Все решили, что если она и отпустит чей то хер, то уж мяч из своих рук точно не выпустит. Правда, пришлось поработать над её имиджэм. Ведь жэньщин же не должно быть в команде.
Воняя назначили ответственным за обучение Ленки мату, что б погромче на поле орала как мужик. А Санька Слизнёв взялся за физическую подготовку. «Ничего, - радосно говорил он, - к чемпионату я доведу её до такого состояния, что она перестанет застревать своей жопой в дверном косяке».
Остальных футболистов нашли быстро. Дмитрий Владимирович в приказном порядке, не спрашивая ни у кого согласия, вписал нападающих, защитников и полу защитников. Правда у меня появились не хорошие пред чувствия, когда я услышала, что в защите будут два Саньки — Шаталкин и Миронов-Сык. Один уж больно толстый и всё время потеет, а второй уголовник. Хрен его знает, что может отчебучить во время игры...

Вечером Фырчуку пришла тереграмма из Нижнего Ломова и он всех собрал на площади, что б торжественно её зачитать. Вот что в ней было:
«вызов принят тчк матч состоится воскресенье тчк порвём нахер зпт как тузик грелку вскл знк глава администрации нижнего ломова».

Как только Дмитрий Владимирович закончил, то все лопатинцы аж прямо взорвались от возмущения. Повсюду стали раздаватся крики «А вот хер им!», «Совсем совесть потеряли, уроды!», «Отстоим честь родной деревни!» Дед Воняй развернул плакат со стихами собственного сочинения «Ух, азарта мы полны. Уж наложим им в штаны!»
Кто-то из толпы выкрикнул «Прям аж кулаки чешуться!»
Пока Глава Администрации всех успокаивал, то самые горячие головы всё таки не удержались и на всякий случай отпиздили то, что попалось под руку. А попался Вовка Павлов-Одиннадцатый.
«С ума сошли что ли?, - растроился Фырчук, - между прочим он у нас крайний правый нападающий. И как он теперь на костылях будет на поле? Об этом вы подумали, идиоты? А как там у нас со сборами на после-матчевый банкет? Кто ответственый?»
Ленка Утятникова важно вынесла свою коробку из под халвы и вывалила её содержимоё прямо под ноги Фырчуку. «Что б ни у кого не закралось сомнения в моей честности!», - громко сказала она и гордо отошла в сторону с пустой коробкой, к сладкому дну которой прилипло две бумажки по 100-то рублей.
Пересчитав содержимое коробки, народ ахнул. «2007 рублей 34 копейьки - так это ж целое состояние!», - прокатилось эхом по площади...

Два дня пролетели незаметно в подготовке к матчу. И вот этот торжэственный час пробил!
Ровно в 12 нуль нуль к клубу подъехал автобус из Нижнего Ломова и из него вышли ихние футболисты вместе с тренером и своим мячом.

Мы заранее подготовились к торжественной встрече. Ленка Амоськина поднесла гостям хлеб и соль. Правда, пока ждали нижнеломовцев, то от хлеба каждый отщипнул по кусочьку со словами «ну один то кусочек чай не заметют». Получилось не очень удобно, потому что от хлеба остался только маленький огрызок. Да и тот Ленка успела сожрать, пока несла. Поэтому говорила с набитым ртом: «Флеб да фоль вам!»
Зато соли было много. Два мешка специально выписали с прод склада.
Все пошли на пустырь, где должен был состоятся матч века!
Зрители расселись на скамейьках, футболисты вышли на поле. Судьёй выбрали самого справедливого из всей деревни — участкового Сидорина. Тем более, у него был свисток.
Прозвучал гимн Лопатино:



Сидорин дунул в свой свисток. Миронов Сык вздрогнул от знакомой ментовской трели. Игра началась.
Дед Воняй стал размахивать своими руками как дирижор и все лопатинцы закричали заранее разученые кричалки, которые наш Воняй сочинил за ранее:

«Победим мы Красный болт!
Им покажем мы наш болт!»

«Не нужны нам фильмы с Почино Аль.
Нам нужен только лопатинский Муньдиаль!»


Расказывать про то, как прошла игра, я не буду, потому что наши продули. Из лопатинцев лучше всех показал себя только Вовка Павлов-Одиннадцатый. Если б он своим костылём не вывел из строя восьмерых игроков соперника, то счёт был бы 17:0 в ихнюю пользу. А так всего 9:0.

Удивила Ленка Взашейкина. Сразу было видно, что Санька Слизнёв постарался с её физической подготовкой. Схуднула она приличьно. Только почему то лицом. Правда, всё, что убавилось у неё на морде, почему-то сползло в низ. И если и раньше Ленкина жопа была в ширину такая, как вся Ленка в длинну, то сейчас половина ворот была надёжно защищена. Как она умудрилась пропустить столько мячей — уму не постижымо. Наверно из за того, что всё время стояла на месте.
Зато материлась она очень хорошо. Спасибо Воняю! Но сильно перестарались с внешним видом вратаря. Ведь никто ж не должен был догадатся, что Ленка — баба. Поэтому Гришка Липицкий збрил у себя пол головы и из этих волос Ленке зделали усы. Приклеели их неметцким клеем Супер Момент. Ленка уже третий день не может их отодрать. Хороший клей делают в Германии!

Хоть Лопатинцы и проиграли, но наши футболисты не растроились. Ведь к банкету было всё за ранее готово!
А через неделю начнёться настоящий Чемпионат. Чемпионат Мира.
Буду болеть за португальцев, ведь там играет мой любимчик Криштиан Рональдо. Я его держу у себя над холодильником!
В красивой рамке.
Спасибо сказали: adminchik, piligrim., Владимир Сорокин

Как я провела в Лопатино Муньдиаль 01.06.2018 17:11 #122719


Надо ещё продолжение. Как игрокам после мундиаля по машине выдали или мешку денег.И как они в Монте-Карло рванули. Что бы всё как в жызни!

Как я провела в Лопатино Муньдиаль 05.07.2018 19:27 #122731


Тока что из травмбольницы. Там доморощенных футболистов лечат. Так что у России есть будущее в футболе.

Всем привет!
  • Страница:
  • 1

 


 

 
 
© Клуб тёти Вали Сидоровой