Главная






 







Груз "Три нуля".

Автор: Матвей Тукалевский     Категория: проза
Груз "Три нуля".

 На снимке: Аэровокзал г.Ухта. 1972 г.
          

           …Мы топтались в коридорчике нашей альма-матер – АТК Главкомигазнефтестрой – высшей инстанции нашей авто иерархии. Мы – это водители одной из автобаз этого АТК, разбросанных по всей необъятной заснеженной Республики Коми.
           АТК находилась в крупном городе – Ухте, а наша автобаза в молодом посёлке Вуктыл, который насчитывал с пяток лет своего существования и являлся штаб-квартирой строителей газопровода «Сияние Севера». Стройка была комсомольско-молодёжной и всесоюзно-ударной.
           Приехали мы позавчера, как делегаты от своей автобазы на отчётно-перевыборную профсоюзную конференцию профкома АТК. Наши ребята любили эти загульные выезды в Ухту, где можно было культурно посидеть в ресторане и выпить чарку под песни ресторанного ВИА, да пройтись по настоящему асфальтовому тротуару города и даже покататься в его рейсовых автобусах.
            Всего этого на нашем Вуктыле ещё не было. Ни ресторана, ни высокоэтажных домов, ни тем более асфальтовых тротуаров. Были только полевые городки из составленных каре жилых вагончиков, бараки, да с десяток двухэтажных бревенчатых домов. А тротуаром в непролазной нашей грязи служили специально сбитые из крепких досок крышки коробов паротрасс, тянущихся от барака к бараку и питающие наши жилища паровым отоплением.
            Мы очень гордились всеми этими атрибутами пионерской жизни первопроходцев, но с удовольствием принимали и блага цивилизации, когда нам выпадала такая возможность. А конференция давала такую возможность – отдохнуть два-три дня, а если повезёт и прихватит в Ухте нелётная погода, то, бывало, и с неделю. Трудовые как пчёлы и надёжные как садовая тачка, «кукурузники» АН-2, которые осуществляли пассажирские перевозки между Вуктылом и Большой Землёй, не летали в непогоду…


             …Коридорчик был узеньким – контора располагалась в полуподвальном помещении пятиэтажки – и когда по коридору пробегали конторские работники, нашим мужикам приходилось максимально вжиматься в стены. Зима уже давно вступила в свои права, и все были одеты в полушубки и унты, на голове или в руках - пышные меховые треухи. Да и шофёрский народец был рослый и, как говорится, «выше среднего» в объёме – Север не жаловал щупленьких…
               Наш известный донжуан – Сашка Мартынов – не очень-то и вжимался, если мимо него проскальзывала симпатичная молодая женщина. Пока она пробиралась рядом с ним, он успевал раскинуть свои сети и обменяться парой фраз и потом с удовольствием и сожалением окидывал взглядом удаляющуюся по коридору фигурку – к женщинам Сашка был ненасытен…


               …Из приёмной начальника АТК Василия Ивановича Носова вывалился Виталий Серов - бригадир самой знаменитой бригады АТК – бригады ТАТРистов. В руках у него были наши командировки, которые он все оптом носил отмечать.
   
              - Сейчас подадут для нас автобус и отвезут в аэропорт. До отлёта – он отодвинул рукав полушубка и глянул на часы – немногим более двух часов. Так что, - порядок!
                   - Угу, - пробасил кряжистый и крупный как медведь Паша Зинченко, - ещё в кабаке аэрофлотовском поспеем посидеть, -  закончил он мечтательно.
                    Серов сдвинул брови:
                    - Ну, рассиживать особо не придётся – времени в обрез – но перекусить на дорожку, да чарку «на посошок» принять успеем…

                ...Из приёмной начальника выглянул сам начальник – Василий Иванович Носов - молодой подтянутый мужчина с чёрной буйной чуприной и волевым улыбчивым лицом:
                    - Хорошо, что не ускакали! Успею с вами, комсомольцами-добровольцами, проститься.
                    Он подошёл к ребятам и каждому пожал руку.
                     - Ну что?! Маленько взяли тайм-аут?! Теперь за план надо взяться с тем же энтузиазмом! А в ресторане-то все стёкла побили?! –  шутливо спросил он.
                    Ребята ответно заулыбались, загалдели. Саша Мартынов прогудел:
                     - А что им, окнам, сделается?! Мы что, дикари?! Или первобытные люди?! Посидели тихонько, потанцевали легонько, попили водочки маленько, а теперь опять на Вуктыл в наш монашеский «сухой закон»,- с притворной грустью вздохнул он.
                     - Да ладно! Знаю какие вы монахи! – засмеялся и махнул на него рукой Василий Иванович – Особенно ты, Александр Михайлович…
                      Сашка шмыгнул носом и зашёл за спины друзей - от начальственного ока спрятался. Носов продолжил свой улыбчивый выговор:
                      - А азербайджанцев зачем поколотили?! Пользуетесь тем, что все вуктыльцев любят?! И обслуга - за щедрость! И даже милиция благоволит к ударникам Всесоюзной стройки, а то бы подметать тут некоторым, - он искоса глянул на Пашу Зинченко и закончил, - улицы Ухты суток пятнадцать...
                     Пашка прогудел:
                      - Ну, во-первых, эти торгаши вообще обнаглели! Весь день на базаре народ обирают – втридорога свои «дары юга» втюривая, а вечерами в кабаке, перед нашими девчатами своё богатство и щедрость демонстрируют. Да ещё и хамят с нашими девчонками! Вот мы маленько спесь с них и сбили.
                      И уже весело добавил:
                      - А улицы Ухты подметать – не самая плохая работа! – заулыбался наш медведь...

                      ...Из двери выглянула секретарь Носова:
                       Найдя глазами начальника, он крикнула:
                       - Василий Иванович! Главк на линии…

                        Секретарь повернулась к ребятам:
                       - Вуктыльцы! А вас автобус ждёт!
                       Носов оглянулся:
                            - Иду!
                          И пожимая руку Серову сказал:
                          Ну, бригадир, передавай там привет всему коллективу и начальству вашему! Счастливо! Выберу время – загляну к вам! Сёмги-то найдёте на угощение?! – закончил он шутливо, заспешил на зов секретаря и вдруг обернулся:
                           - Да! Совсем из головы вылетело! Там главбух просила тебя, Серов, зайти!
                           Серов откликнулся:
                            - А зачем, Василий Иванович?!
                           - Да я не знаю, - ответствовал тот и добавил с улыбкой, скрываясь за дверью, – может премию какую выдаст?!

           Серов удивлённо пожал плечами и неспешно двинулся в кабинет главного бухгалтера, а ребята гурьбой потянулись на выход…


                           …Мы успели перекурить и разместиться в автобусе, когда через десяток минут из конторы вышел Виталий Серов и направился к автобусу. В руках он держал маленький фибровый чемоданчик. Войдя в автобус, он чертыхнулся:
                            - Ну, вот! Достоялись… твою дивизию! Груз «Три нуля» всучили!

                            Об этом грузе слышали все ребята. Изредка, когда была оказия, главбух навязывала подвернувшимся под руку в конторе командировочным из автобаз захватить с собой деньги на выплату аванса или зарплаты в своих автобазах. В пионерских местах, где располагались автобазы ни банков, ни сберкасс ещё не было. И деньги доставлялись с Большой Земли в глубинку с нарочным, а то и с попутчиками. Вот такое поручение получил и Виталий.
                            Шофера, острые на словцо, назвали это поручение – «Груз "Три нуля». Очевидно, это пошло от привычки бухгалтеров и кассиров писать и говорить: «0 рублей 00 копеек».
                            Говоря придирчиво, вообще-то, этот груз был далеко не нулевой. В потёртом невзрачном бухгалтерском чемоданчике, порой перевозилось до 50—60 тысяч рублей. Это было славное время, когда рубли были не «деревянными». На эти деньги можно было приобрести с десяток шикарных машин того времени – «Жигулей».


                   ...Это было славное время, в существование которого ныне и не верится, когда дома людей охраняли стандартные древесно-стружечные двери, которым в наши сумасшедшие дни добрый хозяин не доверит охрану даже пустой кладовки. А уж об ограблениях квартир или, паче чаяния, о нападении на кассиров, перевозящих деньги, мы читали только в детективах, да смотрели в фильмах.
                          Не то что в нынешнее время, когда «всё смешалось в доме облонских». И некоторых чиновников, депутатов и пр. шелупони ни за что не отличить от «братков» из воровского содружества. Ни по внутреннему содержанию, ни по поступкам...


                          …Однако, при всём при этом доставка груза «Три нуля» была нежеланным поручением для шоферов, которым чаще всего этот груз и доверялся.
Во-первых, если доставлять приходилось по зимнику(1), то мало ли что могло случиться на ледовой 300 километровой трассе. Всякое бывало… 

Во-вторых, даже если груз доставлялся «по воздуху», то есть авиасообщением, то и тогда доставщики испытывали неудобства; и в кабаке не вмазать, и в зале ожидания не вздремнуть, и настороже надо быть постоянно – неровен час…


                           …Поэтому сообщение об обременении нашей весёлой команды таким щекотливым поручением, ребята восприняли без особого энтузиазма.
                            Загалдели:
                            - Ну и угораздило же тебя, Виталий Сергеевич, такое доверие заслужить от главбуха!
                            - А при чём здесь я?! – возражал Серов, - я только расписался, а охранять всем поручено!
                            - Вот теперь и в кабак не сходить!
                            - Да сходим, но по очереди… - прояснил кто-то.
                            - Братцы! А если нелётная погода?! Куды этот груз девать?! В камеру хранения, что ли, сдавать?!
                             Ребята заулыбались:
                              - Ага! Кладовщик с удовольствием этот груз оприходует, - пошутил один из водителей, - да только что вернёт?!..
                              - Сергеич! А ты хоть считал сколько там «Волг» в этом чемоданчике-то?!
                              Серов отмахнулся:
                              - Если бы я считал, то мы бы на самолёт точно опоздали!..
                              - Да, ладно! Ничего! Лишь бы нелётную не объявили!..



                             …Ребята как накаркали: стоило нам войти в аэропорт, как по громкой связи – словно нашего прихода и ждала – диктор объявила о задержке вылета нашего рейса на два часа, в связи с плохой видимостью.
                            Серов ткнул груз «Три нуля» в пудовые кулачищи Паши Зинченко:
                             - На-ка… подержи… а я попытаюсь у начальства узнать, как с надеждами на вылет…
                             Пашка прогудел:
                             - Ну вот! Я так и знал, что крайний буду! – и в сердцах попытался, в свою очередь, сплавить чемоданчик Мартынову.
                             Но юркий Сашка увернулся:
                              - Не, Паша! Тебе доверили, как самому надёжному человеку, - льстиво заметил он, - а я лучше пойду в кабак столики нам закажу!
                               Он направился к лестнице на бельэтаж зала аэропорта…


                              …Аэропорт города Ухта был типового проекта. Здание высотой с двухэтажный дом, представляло собой внутри как бы ангар, большую часть которого занимал пассажирский зал. Часть пассажирского зала была отгорожена и там располагались билетные кассы и прочие службы аэропорта, а над ними был устроен бельэтаж, к которому по бокам зала вели две лестницы.

                            На бельэтаже был организован зал ожидания; стояли мягкие диваны и кресла, для более продолжительного отдыха пассажиров. С одной из этих лестниц в сторону от зала ожидания коридорчик вёл в аэропортовское кафе, которое мы громко называли кабаком. Туда и нырнул Сашка, мигом взлетев по лестнице.

                           Ребята потянулись по лестнице в зал ожидания и шумно расположились на местах этаким цыганским табором.
                           - Эх! Знакомые диванчики,  - воскликнул кто-то из них, - сколько часов здесь довелось коротать!..
                            Зинченко откликнулся:
                            - Часов! Часы – это чепуха! А вот не застрять бы на несколько суток! – прогудел он. С этим-то грузом – он накрыл своей огромной ладошкой пресловутый чемоданчик с деньгами…

                           …Вернулся Виталий Серов:
                             - Ну, что… говорят не обложное небо… и погоду обещают дать с минуты на минуту. Так что, поход в кабак откладывается.
                             Ребята погрустнели. Серов добавил:
                             - Но перекус и посошок на дорожку, пожалуй, мы успеем…

                             В это время к компании подскочил Сашка Мартынов. Серов хотел ему что-то сказать, но Сашка протестующе отстранился:
                              - Знаю, Сергеич! Всё знаю! Команда «Товсь»! Погоду могут дать в любое время. Но мне там девочки…  из кафе… по-быстрому сообразили… нам на дорожку.

                              Он сноровисто залез в свою сумку и стал оттуда выкладывать на газетку всякую снедь; бутербродики и пирожки, котлетки и кружки колбасы. Последней он достал бутылку водки и два стакана и, вскрыв бутылку, разлил по сто граммов в стаканы:
                               - Так! Хватаем по бутерброду или кому чего хочется и быстренько опорожняем тару…


                              …Наш импровизированный пир подходил к концу. Ребята повеселели и энергично двигая челюстями, уничтожали принесённый Сашкой паёк, когда в зале отдыха появился милицейский патруль. Оглядев зал в поисках нарушений, стражи порядка – два молодых сержанта – направились к нашей весело галдящей компании:
                                - Так! Это что тут у нас?! – строго спросил старший наряда, - распитие спиртных напитков в общественных местах?! – казённым голосом произнёс он.
                  И добавил:             
                  - Откуда будете, граждане?! Ваши документики попрошу!..

                                Виталий Серов, доставая паспорт и протягивая её старшему патруля, доброжелательно произнёс:
                                 - Да, понимаешь, командир… мы – водители АТК Главкомигазнефтестроя. Добираемся с профсоюзной конференции домой на Вуктыл. Пообедать не успели…

                                 При слове «Вуктыл», лицо милиционера потеряло настороженное выражение и он доброжелательно глянул на нашу толпу:
                                  - А-а-а-а… Комсомольцы добровольцы, - уже совсем приветливо протянул он.
                                И, возвращая Серову паспорт, который так и не раскрыл, добавил:
                                  - Ну как там у вас на Всесоюзной ударной стройке? – неопределённо спросил он.
                                Тут вклинился в разговор Сашка Мартынов и, подмигнув, милиционеру, сказал:
                                  - Да… всё бы хорошо… да – сухой закон… сам понимаешь! Вот и разговелись хоть у вас в Ухте!..
                                   Патрульный понимающе кивнул головой и, козырнув, пожелал:
                                    - Ну, счастливо Вам, ребята!
                                  И, вспомнив, очевидно про свои служебные обязанности, озабоченно добавил:
                                   - Вы… это… бутылку хоть напоказ не выставляйте… а то нам влетит, что… не пресекаем…
                                   Неугомонный Мартынов предложил:
                                   - Эй! Служба! А может… того… с нами разговеетесь?!... – он щёлкнул пальцем по бутылке.
                                 - Сержант сожалеюще глянул на бутылку в руках Сашки и протянул:
                                  Н-е-е-е… Нам не можна на службе!..


                           
                                …Вскоре мы закончили наше походное застолье и расселись поудобнее. Кто-то даже на сытый желудок решил вздремнуть, а некоторые потянулись на выход – покурить.
                                В зале остались пару задремавших, да Паша Зинченко, который с неудовольствием косясь на груз «Три нуля», пристроившийся возле его ноги на диване, разглядывал картинки в каком-то глянцевом журнале…

                                Внезапно Паша надумал сходить в туалет. Он растолкал одного из дремавших водителей и сунул ему чемоданчик:
                                 - Держи! Я сгоняю в сортир... -  и двинулся к лестнице, т.к. туалет располагался на первом этаже…

                                 …Через минут пять после ухода Паши, внезапно ожила громкая связь:
                                - Пассажирам, вылетающим по маршруту Ухта – Вуктыл, просим направиться на посадку к выходу № 1.
                                  В двери гурьбой ввалились с улицы наши курильщики. С поручней бельэтажа выглядывал встревоженный водитель с чемоданчиком в руках. Из туалета выскочил Паша, на ходу застёгивая полушубок. Он глянул наверх и, увидя, чемоданчик в руках водителя, гаркнул:
                                 -  Давай сюда!
                                 Водитель, видимо, принявший эту Пашкину команду к немедленному исполнению, перенёс через перила груз «Три нуля» и, крикнув Паше:
                                 - Лови! – отпустил чемоданчик в свободный полёт.
                                Зинченко, не ожидавший такой подачи, едва успел поднять руки, чтобы словить чемоданчик…

                                Расстояние-то было плёвое. От силы метра три. На этом расстоянии Пашины крепкие руки могли словить и удержать даже девушку…

                                Но то ли от неожиданности момента, то ли от того, что чемоданчик был более скользким, нежели воображаемая девушка, но Пашины руки, скользнув по чемоданчику, не удержали его и он шлёпнулся о бетонные полы зала.
                 Естественно, что застёжки чемоданчика не были предназначены для таких испытаний и самопроизвольно раскрылись. И изумлённым пассажирам, находящимся вокруг, представились пачки денег в тугой банковской упаковке, вывалившиеся из чемоданчика и рассыпавшиеся веером по бетонному полу аэровокзала.
                                Паша обалдел от всего этого и, даже не пытаясь броситься собирать деньги, валяющиеся по полу, поднял глаза на кинувшего чемоданчик водителя и прогудел удивлённо:
                                - Ну ты… блин… ващще! Чё творишь?!

                                От входных дверей к Паше на выручку поспешили наши ребята. Они сноровисто стали собирать пачки по залу. Любопытные пассажиры вокруг происшествия создали круг и смотрели, сопереживая. После всеобщего онемения в зрителях проснулся юмор:
                               - Ну, ребята! Хорошо живёте! Вон как деньгами сорите!
                               - Да вы особо не старайтесь. Тут уборщица вечером подберёт остальное!
                               - Это где же так хорошо платят?!
                               - Да с Вуктыла ребята!..
                               - Понятное дело… Всесоюзная ударная… Но я не думал, что там денег, как грязи!...
                               А какой-то мужик, внешне далеко не дипломатического вида, подталкивая носком своего, видавшего виды сапога, отлетевшую пачку сторублёвок в сторону общей кучи, прогундосил:
                               - Вот ещё одна.. Подберите.. А то… - и не договорив начатой фразы – махнул рукой и пошёл на выход из зала…




                              …Всё дальше уплывают те славные года, когда и деревья были побольше, и люди наши были получше, посердечнее, почестнее.
                               И мне, старому, порой до слёз жалко ту Россию, которую мы имели за трижды раскритикованным либерастами, «железным занавесом».

Россию человечную и неизмеримо более чистую, чем та, в которой ныне живём мы и наши дети.
Россию, без проклятых трижды рыночных отношений, которые похерили всё то, что ценно в человеке и пробудили в нём чувства и инстинкты, которых стоило бы стыдиться.
                              
Россию, которую мы потеряли!

Питер, 27.11.2015г.
==================================================
(1) – ЗИМНИК – временная дорога на бездорожье, которую создаёт строитель Крайнего Севера – мороз. Подробно о зимнике – в моей новелле «Порученец»
http://www.stihi.ru/2011/03/12/5484
                                                                                             

Количество просмотров: 1191
27.11.2015 16:51

 


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить...
 (Вводите цифирками)

Комментарии  

 
# Павел Колыхалов 28.11.2015 03:21
Фрагмент прочитал - старо, банально, но приятно.
Единственный вопрос: А че не плакатными перьями?..
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
 
© Клуб тёти Вали Сидоровой