Верещагин, уходи с бурекаса, взорвёшься! Документ без названия
Главная






 







Верещагин, уходи с бурекаса, взорвёшься!

Автор: тётьВаля     Категория: пародии
Верещагин, уходи с бурекаса, взорвёшься!


пародия на это: clck.ru/DmNBG

Все ЛГ – вымышленные.
За случайные совпадения автор ответственности не несёт.

______________________________________________________________

Я в субботу чють пораньше пришла с фермы, что б посмотреть по телевизру выступление нашего Главы Администрации тов. Дмитрия Владимировича Фырчука.
Настроение было прекрасное. На минуту задержалась возле колодца, где пьяный Сашка Сков выл радосную песьню:

«Был обычный сеpый питеpский вечеp,
Я пошел бpодить в дуpном настpоеньи».

Пока шла домой, всё время принюхивалась к какому то странному запаху. Так и не поняла, чем воняло. Толи перед дождём, толи гавном тянуло с подворья деда Воняя.

Пришла голодная как собака. Но так как дома кушать было не чего, то по пути я зашла в столовую и купила себе на ужин беляш.
Если кто не знает, что такое беляш — с удовольствием раскажу. По научьному это распространённое в России и других странах СНГ блюдо башкирского и татарского происхождения (от башк. ваҡ бәлеш и тат. вак бәлеш). Беляш представляет собой жареный пирожок из пресного или дрожжевого теста с фаршем или мелко рубленым мясом, с обязательным отверстием сверху. 
Ну а проще говоря, это такая херня из теста, в которую в нашей столовке Ирка Сзадинова пихает отходы со скотобойьни. Но всё равно очень вкусно получаеться, ведь покупают то только те, кто сильно хотят кушать. И им уже насрать, чего туда бережно набила Ирка. А что б ещё лучше покупали, Санька Слизнёв спаял из лампочек надпись «Беляш по итальянски» и прикрутил над дверью на улице. Насщёт «по итальянски» он конечно же приврал, но чего не зделаешь ради рекламы. Правда уже на следущий день больше половины лампочек перегорела и ночью проежающие мимо дальнобойьщики видили такую надпись: «Б.ля… и… я». Думая, что наша столовка — это бордэль, стучались в закрытые двери. Потом плювали в серцах и уезжали не солоно нахлебавшись бабских утех!

Но я отвлеклась.
Придя домой, скипятила в кострюле воду и приняла на кухне в корыте теплый душ. 
Вспомнив, как в американских фильмах жэньщины после принятия душа набрасывают на себя махровый халат, тоже хотела так же зделать, но вовремя вспомнила, что у меня его отродясь не было. Поэтому элегантно набросила свой старый синий жэкет, который ещё не докушала моль. Голову обернула полотенцем. Правда пришлось проковырять пальцем две дырки для глаз, что б видить.
Потом я стала пробовать забросить в печь СВЧ свой беляш. Только после третей не удачной попытки догадалась открыть дверцу в этой чортовой микро-волновке. Завела агрегат на 4-етыре минуты. Чайьник поставила на газ и отправилась к телевизру. Сейчас должен был выступать по нашему лопатинскому каналу сам Дмитрий Владимирович Фырчук.
Пред вкушая удовольствие от интересной лекции про «изыскание средств на ремонт развалившегося коровника», я пододвинула поближе к телевизру кровать.
Наконец СВЧ прекратила пыхтеть. Наверно я чють-чють передержала свой беляш, потому что он развалился, а содержимое пришлось соскрябывать со стенок этого чортового агрегата.
Но я не растроилась, запихнула ошмётки мяса обратно в тесто, налила полную крушку чаю и поставила всё это на свой знаменитый хохломской поднос.

Затем я зделала то, что всегда делаю перед едой — схватив поднос с едой, разбежалась и высоко подпрыгнув, с наслаждением плюхнулась на кровать. Ах, моя любимая старая кровать с панцырной сеткой! Пол часа пролетели незаметно в подбрасываниях моего тела с кровати до потолка и обратно. Ведь всем нам извесно ещё из физики, что в основе класической механники лежит закон Ньютона: всякое тело сохраняет состояние покоя или равномерного прямо-линейного движения до тех пор, пока внешнее воздействие не заставит изменить это состояние. В этом законе считается, что тело не деформируется, оно абсолютно твёрдое, и что оно движется поступательно. 
Это я из энтэрнета узнала.
Так вот, когда через пол часа в формуле F = ma моя масса твёрдого тела стала уставать, то я перестала прыгать.

Кузенька бегал по кошкам, Сонечька перебирала картошку на овощьной базе, ни кого в госьти я не ждала, поэтому когда раздался стук в дверь — я опешила и чють не подавилась своим беляшом от неожиданости.
В глазок я не посмотрела. А чего в него смотреть то, если его никогда не было, поэтому сразу ж открыла дверь. 
На пороге стоял какой то не молодой мужик с футбольным мячём в одной руке и с баяном в другой. На морде красовался рот как щель. В перёд выпирала верхняя губа, которую прикрывал с верху длиный нос. Очки сверкали огнём. На башке торчал кок из жыдких волос. На дядьке была одета полосатая майька с эмблемой ЦСКА. Он был очень похож на Дуремара из старого мультика про золотой ключик. 
За его спиной толпились несколько тёток и мужчин.
— «Чужие стихи пиздим, влагалища наизнанку выворачиваем, страницы опонентов валим, модераторам стучим! Мусу любишь?» — громко проорал незнакомец и поклонившись уже тихо добавил бархатным баритоном: «Здравствуйте! Вы разрешите мне войти?!» 
Сначала я чють не обосралась от страха, но потом отпустило.
Есть у меня акромя Фитолакса в аптечьке ещё одна слабость — я таю от вежливых мужчин. И вместо того, чтобы захлопнуть дверь, я быстренько збегала в спальню, одела свой празничьный сарафан, в котором пою в хоре, заскочила на кухню, поставила на поднос хлеб с солонкой и принесла гостям. «Хлеб да соль вам, гости дорогие», — нежно пропела я своим ртом и сообщив, что хоть не знакомых людей я в квартиру не пускаю, этим всё можно. Отвесила по русскому обычаю низкий поклон аж до самого пола.

Вся эта кодла не разумшись прошла к мне в дом.
Мужик с хозяйским видом сел на кровать и брезгливо глянул в экран телевизра: «Что это за рожа?! Какую пургу он несёт, ИМХО!»
— «Это… Дмитрий Владимирыч Фырчук… — промямлила я, — и при чём тут какое то ХО-ХО»?
Мужик стал меня передразьнивать, кривлятся и показывать свой язык: «Бла, бла, бла. Деревеньщина, не знает, что такое ИМХО! А Фырчука мы уважаем. Да, товарищи?»
Его друзья стали быстро, быстро кивать своими головами и хором скандировать «Фыр-чук, Фыр-чук».
— «Позвольте представится, — сказал мужик, — меня зовут Григорий Липицкий. У меня есть паспорт и скайп. А это моя группа поддержки. Так сказать колеги». Колеги стали расшаркиватся, приседать и по очереди выкрикивать свои имена:
«Взашейкина Лена», «Лариса Мухохайлова», «Башка Ёбка», «Елена Утятникова», «Муля Лондонская», «Александр Расшаталкин», «Кал Андрецкий»…

Потом группа поддержки быстренько построилась. Липицкий скомандовал «Круууу-гом. Нахуй шагом арш!» и вся шобла вывалилась обратно в дверь.

— «А что это у нас тут такое?», — спросил Гришка и понюхал мой беляш. 
— «Вобще то это беляш. А в чём собственно дело?»
— «А в том, что Ирка Сзадинова всякую хуйню в него пихает. ИМХО. Чё, не знала что ли?»
Я конечно знала, но мне было стыдно признатся в том, что у меня до пеньсии осталось всего 20-адцать рублей и мне приходиться экономить даже на еде. Поэтому и покупаю то, что по-дешевле.

Не успела я опомнится, как этот сволоч запихал мой беляш себе в рот, сожрал его и запил моим чаем. Сначала я аж чють не сошла со своего ума, но когда Гришка стал блевать, то я успокоилась. Наверно беляш был не очень свежий. Хорошо, что я его не успела скушать.
Потом он схватил мой румынский ливчик, который я развесила на 2-ух стульях, вытер об него свою морду и высморкал туда же свой шнобель.
Меня это не множко опечалило, потому что я представила, как буду сувать в него свою грудь.
«Послушайте, а в чём дело и чем обязана Вашему визиту?» — вежливо спросила я. 
Мужик посмотрел на меня с жалостью и заорал:
— «Столько сексуальной энергии… ебёт мозги окружающим. ☺☼☻☼☺
Поняла, тварюга? Если ты ещё ХОТЬ РАЗ сунешься под мои рецензии (неважно, написанные мне или мной), будешь получать в тройном размере. Пока ты, сука, блядина ёбаная, не уймёшься, все твои высеры будут спускаться в унитаз, а, в конце концов, туда будешь спущена ты — за травлю. Дошло?» ©*

Я подумала про него, но про себя: «Он сумашедший. Я впустила в дом психопата. Вот же бля, и что теперь делать?» — эти мысли вертелись в моем мозгу.
Но через несколько секунд я вдруг узнала странного мужика — это был наш месный деревенский дурачёк. Как же это я сразу то не узнала! Он гоняеться за бабами в нашей деревне и каждой угрожает вывернуть влагалище на изнанку.
Некоторые его побаивались и ходили жаловатся к его жене Катьке Липицкой. А Катька только вздыхала и молча предъявляла свою кошку Дуську, пострадавшую от лап этого мучителя. Потом задирала подол своего платья, показывая, что дома он уже у всех всё что можно, вывернул.
Жалобщицы охали и убирались во свояси.

Этому мудаку наверно нравилось чувствовать себя крутым и грозным. И вот он, не найдя никого на улице решил прийти к мне.
Мне не очень хотелось, что б у меня вывернули влагалище или спустили меня в унитаз. Тем более, что я б туда не пролезла и меня бы пришлось с начала разчленить.

Я потеряла терпение. С шумом распахнув дверь, я предложила Липицкому покинуть мой очаг — либо я звоню нашему участковому Сидорину.
Не успела я договорить, как в дверь постучали: — «Немедленно откройте, это участковый Сидорин!»
Я открыла дверь. Вошёл Сидорин с дружиниками — Юшей Могилкиным и Говардом Уткиным. Я прямо как кинусь им на шею. С криком «Спасители мои родненькие! Оградите меня от этого из вращенца!»

Отмудохав Липицкого дружиники пошли в ванную смывать кровь с ботинок.
— «Как вы жестоки! — кричала за дверью Ленка Взашейкина. — Ну подумаешь, вывернет наизнанку пару влагалищ. Или убьёт кого. Ему просто скучно и одиноко!.. Он так нуждается в тепле и любви… Вот и ходит по чужим домам… подслушивает, записывает… докладывает Фырчуку… ну и что??»

А я закрыла дверь, налила стакан самогонки, выпила. Подержала в руках заблёваный ливчик. По телевизру радосный Фырчук рассказывал о падеже скота.

— «Молодец Дмитрий Владимирович. Вот это — настоящий мужчина, хоть и ходят про него всякие не хорошие слухи»… — подумала я. Почему то вспомнился один давний случай. Повадился мне подкладывать под дверь на коврик кто то гавно. Как выйду утром — так и вляпываюсь.
Я с начала грешила на Кузьку и даже побила его, но потом поняла, что он столько не высрет. И я попросила Сонечьку спрятатся в огороде ночью и выследить гавноноса.
До 2-вух часов ночи она держалась, а потом её сморило. А проснулась она от того, что кто то стоит на ней и курит. А в руке держит пакет с гавном. Она набрала в рот побольше воздуха и как крикнет «Ах ты ж ёптвою мать, пидор ёбанный! Что б тебя, сука, разорвало!»
А тут ещё спасибо дружиники подоспели. Вот с тех пор дед Воняй (а это был он) постоянно улыбаеться.

К чему я это вспомнила? Да всё очень просто — хамы не понимают нормального человеческого языка. Хамы понимают единственный язык — язык силы. 

… Часы громко пробили 12-адцать. О, оказывается я задремала, сломленая усталостью. На подносе лежал целый и уже остывший беляш, рядом — полная кружка холодного чаю. Румынский ливчик аккуратно висел на 2-ух стульях. Вот приснится же такая чушь, а?

_________________
* слова Гришки Липицкого совершенно случайьно принадлежат автору сайта с.ру Григорию Липецу.
Количество просмотров: 122
09.07.2018 16:01

 


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить...
 (Вводите цифирками)

Комментарии  

 
# владимир сорокин 10.07.2018 17:02
Классно. Звёздочки под текстом не загораются - обидно
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# тётьВаля 15.07.2018 10:12
Мальчик ты мой родной!, В. И. Ленин сказал "есьли звёзды не зажыгают, значит это кому нибудь нужно!" А вобще хочю тебе зделать упрёк: класиков всё таки надо знать!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
 
© Клуб тёти Вали Сидоровой